?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Заповедная зона - Phantom of St.-Petersburg

мар. 27, 2017 08:30 am Заповедная зона

Сказка написана специально для проекта № 119 «День дона Педро» Заповедника сказок совместно со специалистом в области сказочного принцессо- и донопедроведения busia_cat


Заповедник Сказок

Принцев мало и на всех их не хватает...
Девушкам из высшего общества трудно избежать одиночества
Валерий М.



     – Слушай, а когда мы из этого кубка выпьем, мы точно принцев повстречаем? И замуж выйдем, да?
     – А каки-и-и-ие они будут? Мне ну-у-ужно, чтобы он был си-и-ильный, краси-и-ивый и бога-а-тый. И чтобы за-а-а-амок свой был, в три этажа-а-а.
     – А мне важно, чтобы он читать любил, мог беседу поддержать, но при этом был не занудой. И не кубок, сколько раз можно повторять? Это куб! Серебряный куб! Хотя для тебя это, судя по всему, одно и то же…

     Щебетанье принцесс уже изрядно бесило опытного проводника – средних лет жгучего брюнета по имени дон Педро. Однако обещанная оплата за то, что он отведёт их в первую Заповедную зону, в которой, по слухам, находился Серебряный куб, изрядно согревала его душу. А на солидный задаток вышеназванных сеньорит дон Педро накупил и выменял множество полезных вещиц, так необходимых для этого авантюрного дела.
* * *


     – Адьёс, амиго! – этими словами дон Педро сопровождал каждую отправленную им в нокаут сказочную нечисть.

     Для леди Сильвии время почти остановилось, когда в нее, одна за другой полетели пять боелягушек, запущенных цепкой лапой старой кикиморы. Леди Элеонора предпочла красочно лишиться чувств, поэтому действовать пришлось леди Аннет. Та ловко отбила одну боелягушку яблоком: тайные занятия по стрельбе не пропали даром. Другую атаковал надкушенный пирожок, давно валявшийся в ее кармане, а потому чёрствый и сухой. На лету лягушка подавилась добычей, задохнулась и разорвалась прямо в воздухе, забрызгав останками леди Элеонору, валявшуюся неподалеку.

     Дон Педро, расправившись с последним косматым лешим, удовлетворенно хмыкнул в пышные усы. Подняв и нахлобучив на голову сомбреро, свалившееся во время драки, он присел рядом с упавшей в обморок девушкой. Ее пышные платиновые локоны разметались по земле, алый ротик оказался немного приоткрыт, а кринолин на платье задрался, кокетливо обнажив хорошенькую лодыжку. Ни дать ни взять – спящая красавица. Картину портили только останки боелягушки...

     –Ч-что это б-было? – еле выговорила опустившаяся прямо в пыль и начавшая заикаться от пережитого леди Сильвия. – Н-никогда о таком не читала. У нас в б-библиотеке и книжек про таких существ н-нет!
     Их проводник невозмутимо порылся в своем заплечном мешке, извлек флягу, набрал в рот воды и на выдохе распылил ее в хорошенькое личико леди Элеоноры. Леди полуоткрыла глаза и томно вздохнула.
     – Аннушка, скажи, что все это мне снится.
     Леди Аннэт, тоже опустившаяся рядом, зло бросила:
     – И не мечтай, Элечка. Со всей прискорбностью хочу тебе доложить: ты не дома на перине лежишь, и всякие няньки-слуги не прибегут по первому твоему зову и не исполнят любое твое желание.

     И тут Элеонора открыла глаза окончательно. Вспомнила, как вчера они втроем – закадычные подруги и по совместительству – принцессы небольших, но состоятельных королевств – тайком сбежали из дома. И не одни. А с мужчиной! Некий дон Педро за смешную, по принцессиным меркам, цену согласился сопроводить их туда, куда они с некоторых пор так стремились попасть – в первую Заповедную зону. Там хранился таинственный Серебряный куб, наполненный волшебным напитком любви. Выпьешь глоток – тут же встретишь своего принца, самой королевой Меб тебе предназначенного. А ведь Элеоноре уже двадцать четыре года! Самое время замуж выходить. Да только перевелись красавцы принцы в Королевстве Озер, которым ее батюшка заправляет.

     А в Королевстве Дубов и Королевстве Воздуха и того хуже. Принцы водились худосочные, стеснительные, прыщавые и откровенно глупые. Поэтому и решили они – Анна, Силь и Эля – попытать счастья в Зоне. А то ведь так можно и на всю жизнь старой девой остаться. Вот участь-то! Не позавидуешь.
     Посему, вспомнив о горькой своей доле, Эля тут же пришла в себя, вытащила кружевной платочек и принялась стирать с себя частицы боелягушки и слюни доблестного дона Педро.
     Сам обладатель живительной слюны закрутил пышный ус и изрек:
     – Сеньориты изволить сильно испугаться? А что вы думать? В сказку попасть?
     Но ведь именно так они и думали, когда отправлялись за проклятым кубом.
     Тем временем Анна с опаской потыкала палочкой находящегося в отключке лешего.
     – А давайте его свяжем, – предложила она. – На всякий случай.
     – Чем? – скептически надула губки Эля.– У тебя есть веревка?
     – Надежней всего одна из тех вещиц, – менторским тоном начала Сильвия, что к нам из внешнего мира попадают...как его там... вспомнила! Эй, Педро, – заорала она, обращаясь к проводнику, – у тебя скотч есть?
     – No, señorita, – донесся до них мягкий акцент дона Педро. – Только виски.
Конечно, только виски им сейчас и не хватало. Хотя-я-я…
     – Может быть, стаканчик пульке? – недолго думая, предложил дон Педро, заинтересованно взглянув на принцесс.

     Пока они раздумывали над нестандартным предложением и участью лешего, тот слабо зашевелился и забормотал:
     – Ой-вей, таки мине хуже быть уже не может, клянусь здоровьем своей Сарочки, шоб оно было огромным, как её грудь…
     Принцессы в ужасе подскочили и обернулись на дребезжащий голосок. Пленник сидел, тихо покачиваясь, и пытаясь руками-веточками развести глаза-сучки на положенные им места. Удавалось это плохо, поэтому он негромко причитал в пространство, поминая всех лесных богов, жадность благоверной и собственную неудачливость.

     Дон Педро вытащил из мешка веревку, не торопясь подошёл к лешему, связал ему руки, приговаривая:
     – Извинять, амиго, ничего личного. Бизнес… – тут проводник покосился на принцесс, – есть бизнес. – Говорить, кто дать команда не пускать путников в Заповедный зона?

     – Я старый больной леший, – забормотал абориген. – Как-то нас навестил троюродный племянник моей драгоценной Сарочки, шоб у него випали все зубы, кроме одного для зубной боли. Выбрав момент, когда моя Сара ушла почесать язык об Водяного... Кстати, ви знаете, какие хамские цены в лавке, которую он держит? Не-е-ет, ви-таки знать этого не можете, потому, что когда мне захочется покушать фаршированную рибу, он с лимонной мордой включает такое самомнение, которому будет мало места даже в гробу! А товар у него, скажу вам как родному, похож на мою жизнь!

     – Кхм! – прокашлялся дон Педро. – Ун моменто, пор фавор! Он покопался в мешке, поднес зажигалку к длинному носу лешего и крутнул колёсико. – Дорогой мой, не надо любить мне уши…. Тьфу… Короче, амиго!
     Леший, скосив глаза на пляшущий огонёк, испуганно затараторил:
     – Так вот, он предложил мине гешефт. Он сказал: – Дядя Леша, распустите уши веером. Такого дохода, сказал он, ви не получите даже от продажи всех своих веточек в розницу. Скажу вам по секрету, у него до сих пор в жёпе горит пионэрский костер, поэтому он бродит по нашим землям и предлагает возможности заработать. Ах, какие возможности! Шоб ви так жили, как он прибедняется!

     Примерно через три часа, с трудом вычленив исходное зёрнышко нужной информации из тонн словесной шелухи, дон Педро поднялся с пенька и крикнул принцессам общий сбор.
     Аккуратно смотав и спрятав верёвку в мешок, он демонстративно показал зажигалку лешему и бросил:
     – Hastalavista, baby! Если обманул…

     Ответом ему стали многословные заверения в том, что «Вы же знаете, как я вас уважаю, Педро! Старый больной леший продаст последнее семечко, но не допустит, чтобы…»

     – Все ясно.– Подытожила Сильвия.– По словам лешего, папеньки наши решили создать коалицию, дабы не допустить проникновения контрабанды на подведомственную им территорию. Они опасаются импортной торговли, страшатся реформ и не желают налаживать связи с иномирными гражданами.
     Дон Педро посмотрел на принцессу с изумлением. Остальные леди просто фыркнули и пожали плечами: мол, привыкли уже к таким речам. Чего уж тут.
* * *

     Последнее время принцесса Сильвия не вылезала из библиотек и достала отца требованиями предоставить ей сведения о Заповедной зоне. Не столь давно одним из лесничих ко двору была доставлена странная вещь: маленькая коробочка, которая, если ей нажимали большой кружок, какое-то время сама по себе играла необычную музыку. Потом другой лесничий принёс рулон мягкой розовой бумаги, почему-то пахнущий яблоками. Третий, глупо хихикая, рассказывал о странном неподвижном драконе с несколькими глазами, прозрачным лбом и затылком, удобными сиденьями внутри и пятью крыльями, причём пятое находилось у него сзади.

     Король-отец уже не мог отмахиваться от таких сообщений, особенно после того, как его доверенные лица начали сообщать о том, что и в соседних королевствах начали происходить странные дела.
     Была снаряжена экспедиция. По её возвращению результаты были засекречены, а некоторых учёных пришлось поместить в лечебницу, чтобы они не смущали народ рассказами об увиденном.
     Однако Сильвия, умело пользуясь где лестью, где деньгами, а где и откровенным нахальством – я вам принцесса или хвостик котячий? – сумела составить более-менее цельную картину происшествия.

     Что стало причиной возникновения Заповедной Зоны – так принцесса назвала для себя соприкосновение двух миров – выяснить не удалось. Может ведьмы с зельями чего напутали. Может шаманы Нижнего мира своей дурман-травы перекурили. Некоторые фантазёры говорили про каких-то тинопланотян. Да, слухи про Зону ходили разные. А уж про таинственные предметы, в месте этом добываемые, слухов было попросту не счесть.

     Зона зоной, а вот деревья здесь были совсем как в родных Королевствах. Да и вообще природа ничем не отличалась. Густая растительность и буйные корешки под ногами, о которые принцессы то и дело цеплялись пышными юбками. По традиции женщинам у них не разрешалось носить мужскую одежду. Леди Аннет всегда была противницей такой дискриминации и не раз упрашивала папеньку упразднить варварские законы. Ей-то стрелять из лука в кринолинах было ой как неудобно!

     Теперь же, предоставленная сама себе, принцесса, недолго думая, сняла мешающую, совершенно бесполезную юбку и осталась в одних панталонах. Дон Педро, идущий впереди в качестве разведчика, обернулся и одобрительно присвистнул, Элеонора покрутила пальцем у виска, а Сильвия целомудренно нахмурилась. Она даже уже открыла рот, чтобы прочитать внушительную лекцию по этому поводу, как была сбита с ног, повалена на землю, а к ее шее оказался приставлен острый нож.
     – Кошелек или жизнь? – угрожающе вопросил напавший.
     – Выдвигаю встречный ультиматум, – сумела выговорить Сильвия, глядя в ярко-голубые глаза нависшего над ней грабителя. – Вы сейчас же, повторяю, сейчас же слезаете с меня и немедленно извиняетесь.

     Грабитель на мгновение оторопел от такого неожиданного предложения и ослабил хватку. Этого оказалось достаточно, чтобы нападающий отлетел от мощного удара в бок. Пока подруги оттаскивали несостоявшуюся жертву в сторону, проводник от души попинал неудачника ногами.
     – Хватит, вы его так убьете, – Сильвия, быстро придя в себя после нападения, повисла на локте дона Педро.
     – Сия экзекуция, леди, была весьма небезосновательна, – размазывая под носом кровавую юшку, тихо произнес грабитель. – Покорнейше прошу простить мое недостойное деяние. Но пока вы не предприняли в отношении моей персоны более радикальные меры смею вас уверить – не от злого сердца, а лишь по причине сугубо мировоззренческих интересов, докатился я до жизни такой.
     – У меня складывается ощущение, – подала голос Элеонора, – что я вторую Силь слышу. Ты откуда к нам такой чудной свалился, парень?

     Принцессы присмотрелись. И правда – парень. Молодой и весьма симпатичный. Был. Пока ему дон Педро лицо не расквасил. И ведь,действительно, свалился. Эля с Анной припомнили, будто он то ли с ветки, то ли с дерева на Силь прыгнул. Словно макака какая заморская! Может, новый способ грабежа изобрели?
     – А ну давай рассказывай, – встряла Анна, – что за интересы такие нынче побуждают на людей нападать средь бела дня?
     – Житья никакого не стало в Королевстве воздуха. Сил моих больше нет! Я же сызмальства гуманитарным наукам обучен, в королевских советниках ходил, законы создавал. А король наш, чтоб ему... ладно, я не об этом... Так вот король, эти законы одобрял или нет. Чаще не одобрял, конечно. А я хорошие законы писал, в экономическом смысле нужные и верные. Да только где нашему величеству такое понимать...
     – И что? Сбежал от службы и решил людишкам нервы ножичком пощекотать? Посягаешь на их честь и достоинство? – встряла в допрос Элеонора.
     – Да не посягал я ни на чью честь! – от досады парень чуть не плакал. – Просто решил радикально род деятельности сменить. Раз уж король Стефан настолько из ума выжил, что непомерно завысил налоги, закупая при этом импортную продукцию в гигантских масштабах, а наши собственные товары мы уже почти и не производим...
     – Ты понимаешь, о чем он толкует? – пихнула Эля Анну локтем.
     – Немного. Но ничего, главное Силь понимает, – хихикнула в ухо подруге Анна. – Вот как рот раскрыла, заслушалась.
     – Так вот и решил я всем назло – грабить пойду! Надоело законы строчить: пишешь, стараешься, а король все одно – в камин, на растопку!
     – Си, амиго, – решил подать голос дон Педро, – это есть проявился твой бунтарский дух! Как это говорится... дух противоречия!
     – Да, да, – горестно закивал парень и взял протянутую проводником тряпку, чтобы оттереть кровь. – Вот так и скитаюсь тут уже второй месяц. Здесь, в Заповеднике…
     – Где? – в один голос спросили принцессы.
     – Ну, в Заповедной зоне. Иногда её название сокращают. Так вот, здесь свои законы. И власть Короля сюда уже не дотягивается.
     Сильвия, задумчиво расчесывавшая пятерней торчащие во все стороны рыжие пряди, вдруг нахмурилась, затем улыбнулась, словно вспомнила что-то.
     – Эй, а я тебя знаю! Ты же тот самый молодой реформатор, тебя еще дядька Руди... ой, господин старший министр Рудольф так расхваливал, что папенька ему чуть десять плетей не повелел всыпать, за то что...
     – Папенька? – сначала покраснел, а потом резко побелел грабитель. – Папенька? Так ты ж это... Вы же... Ваше королевское высочество принцесса Сильвия! Нет, ну точно! Я и портрет ваш помню...

     Тут он окончательно растерялся и прикидывал, видимо, то ли сделать рывок и попробовать удрать, то ли сдаться на милость правосудия. Потому как его сейчас точно скрутят и на казнь отправят. А за покушение на принцессу казнь одна – усекновение головы. Ему ли не знать.
     – Сидеть! – рявкнула принцесса Анна, словно была на королевской псарне и волкодавами своими командовала. – Тебя звать-то как?
     – Ро-роланд, – заплетающимся языком произнес горе-грабитель.
     – Вот что, Ро-роланд, – тут Сильвия хихикнула в кулачок, – с нами пойдешь. В качестве подопытной свинки, ага.
     Роланд изменился в лице: теперь он позеленел.

     – Си, си, – воодушевился дон Педро, которому, похоже, не хватало мужской компании. И если с леди Сильвией и леди Эльвирой он мог перекинуться фразой-другой, то при взгляде на Анну у него просто немел язык. От восхищения, разумеется.
     – Что у Педро ни спроси, он как попка: «си» да «си», – пробормотала себе под нос Сильвия и в полный голос поинтересовалась: – Ну что, мы в конце концов дальше пойдём или где?
* * *

     – Наста-а-анет дивная пора-а-а,
     Коль доживем мы до утра-а-а….
     Кусты зашевелились и из них на поляну, почему-то задом наперед, выполз человек. Пьяный? Да нет, не похоже. Волочет что-то за собой. Хорошо бы не чей-нибудь хладный труп.

     Памятуя он недавнем покушении на леди Сильвию, переполошились все. Только они дошли до места привала, одобренного доном Педро, только развели костер и собирались перекусить, как на тебе! Стемнело, а в сумерках плохо видно. Какой еще ненормальный забрел к ним на огонек?
     Все заняли позицию «готов в атаку»: Роланд схватил палку, Анна – камень, дон Педро встал в позу «прибью одной левой», Силь благоразумно отползла в сторону, а Эля ожидаемо упала в обморок.
     – Буэнос ночес! – сквозь зубы процедил проводник. – Откуда ты есть вылезти?
     – О, благородные господа, чьи достойные лица озарили мой трудный путь, – так и не вставая с колен, торжественно продекламировал человек. – Моё имя Август и я менестрель! Дозволите ли вы погреться у костра сему несчастному поэту?
     – Поэту? Менестрелю? – заинтересовалась леди Сильвия. – Конечно, конечно, подходите ближе. А что это вы там волочете за собой? Надеюсь, ничего противоестественного?
     – Как можно, это же моя гитара, миледи!
     И он, действительно, вытащил из кустов зачехленную гитару и еще один мешок поменьше, по всей видимости, со своими пожитками.

     Анна тем временем пыталась привести в чувство леди Элеонору. Получалось у нее плохо. Вернее, совсем не получалось. Несчастная девушка, похоже, решила надолго уйти в мир грез. Все лучше, чем сражаться с выползшими из кустов чудовищами.
     Проводник со вздохом полез в котомку, достал оттуда стакан и вновь вознамерился дунуть водой в лицо принцессы, однако был остановлен диким визгом Анны:
     – Педро, ты опять? Мы Эльку в прошлый раз еле-еле от твоих слюней очистили!
     – А что вы предлагать? – смутился дон Педро. Разговор с Анной у него никак не клеился. Все только тычки, издёвки и подначки с ее стороны. Конечно, она же вон какая! Целый день пешком прошли, другие уже и с ног валятся, а принцесса ни в одном глазу. В цель попадает так, что и мужчина позавидует. А сама – высокая, жилистая, подтянутая. Не принцесса – заглядение!
     – О, а может он нам споет? – предложила Силь, кивая на новоявленного менестреля. – У нас в библиотеке слух ходит, что музыкальная терапия зело способствует хорошему пробуждению и самочувствию.

     Август приосанился, сел на ближайшую корягу и вынул гитару из чехла. Взял пару аккордов и заиграл.
     До чего же заунывно заиграл! Все прямо заслушались. Закончил он балладу о странниках, ушедших в поход и не вернувшихся, словами: «едины мы, в единстве наша сила, пока нас всех болезнь не подкосила».
     – Браво! – как ни странно, леди Эльвира и правда очнулась, зааплодировала и даже вскочила от возбуждения. – Ой, как же славно, как трогательно. Вот что значит – настоящий талант!
     – Вам правда нравится? – зарделся от удовольствия Август. – Тогда я, пожалуй, еще спою.

     Принцессы в свете костра разглядели, что менестрель оказался красавец хоть куда: кудри ангела, внешность – словно списали со статуй, что в королевских фонтанах для украшения ставят. Те, правда, были без одежды, но воображение у девушек всегда было отменное.
     – Э... но, баста, пор фавор! – взмолился дон Педро. По его мнению, такими песнями можно было только покойников из могил поднимать. То ли дело его развесёлое банджо! Как лихо он наигрывал на нём частушки в своем поселке. Да и плясовые у него неплохо получались. Были времена...
     – Верно, – зевнул Роланд, – давайте уже спать. Завтра напоётесь. Он пристально посмотрел на леди Сильвию и заискивающе попросил: – А вы, принцесса, не растолкуете ли мне на сон грядущий, куда мы все же направляемся, а? Не чисто из любопытства, а только чтобы быть в курсе дел.
     Сильвия растянула плед рядом с бывшим грабителем. Растолкует, конечно, это же не тайна. Тем более, что ей нравилось с ним болтать.
* * *

     А на следующее утро на земли сказочного королевства пришли заморозки. За костром, разумеется, никто не удосужился проследить, в результате чего три пары, пытаясь согреться, непроизвольно прижались во сне друг к другу. А некоторые даже закинули ногу на «грелку». Какой же был конфуз по пробуждению! Не обошлось и без пары пощёчин и обвинений в покушении на девичью честь.
     Мужчины, переглянувшись, синхронно пожали плечами: дескать, а что с ними делать?

     Дон Педро, чуть ли не со страхом взглянув на леди Анну, быстренько собрался и убежал вперёд, разведать, как он выразился, «короткий тропа». Роланд, по собственному почину решивший угостить всех завтраком, сначала долго не мог развести костёр, а потом умудрился за несколько минут напрочь спалить дневную норму продуктов. На бедного менестреля голодные принцессы просто синхронно рявкнули, пообещав сначала сделать его испанцем посредством ударения по голове его собственной гитарой, потом провести операцию ниже пояса, чтобы улучшить его голос, и в завершение повесить менестреля на остатках струн. Эля, правда, протестовала против второго и отчасти третьего пункта программы и всё норовила картинно упасть в очередной обморок, но кворум был набран.

     Дальнейшее путешествие проходило, по сути, всемером: дополнительным спутником стало ледяное молчание.
     Со стороны мужской половины, были, правда, попытки налаживания контакта и даже извинений, которые благополучно разбивались о фырканье, ехидные смешки и перешёптывание отставших от них принцесс.
     – Слу-у-у-шай, а как тебе, тепло было?
     – Ну как тебе сказать… Я бы не отказалась, он такой…. В общем, лежать на нём удобно, хи!
     – Девчонки, тс-с-с, есть идея! Нам, по словам Педро, идти ещё два дня. Вношу предложение: дожидаемся, пока мужчины уснут, разворашиваем костёр (но так, чтобы он совсем не потух!) и снова разбредаемся по своим местам. А утром они от нас уже не отвертятся! И не красней ты так, Элька! Что мы, слепые что ли, не видим, как ты на Августа глаз положила?
     – А сама? Сама-то что? – ехидно фыркала Элеонора. – Чья нога была на… Кхм... Ну, в общем, на Роланде. Если это можно так назвать…
     В таком вот духе и прошёл день.

     На привале дон Педро объявил:
     – Сеньоры и сеньориты! Завтра есть день окончания нашего путешествий. У кого-то есть особый пожеланий перед тем, как вы прикоснуться к Серебряный куб и выпить оттуда?
     – А мы что, тоже должны пить? – в один голос ужаснулись Роланд с Августом.
     – А что, слабо? – тут же бросила вызов леди Сильвия.
     – Да не-е-т, – протянул Роланд, из вчерашнего разговора уже знавший, что это за куб такой, и что будет, если испить из него таинственный напиток любви. – Просто, как бы это сказать, не готов я еще замуж... тьфу, жениться еще не готов!

     Август сделал большие глаза и закивал, соглашаясь с собратом по несчастью. Вчера леди Элеонора уговорила его проводить «слабых женщин, истосковавшихся по настоящему таланту» вплоть до Куба. Вообще-то говоря, и уговаривать особо не пришлось: Август согласился с радостью. Нигде еще его баллады не находили столь восторженного слушателя, какой сыскался в личике хорошенькой принцессы.
     – Ничего, – захихикала Эля, – до завтрашнего дня у тебя еще есть время.
     Леди Аннет томно посмотрела на дона Педро и промолвила:
     – А ты, Педро, разве никогда не хотел испить из куба?
     – Да, – поддержала Сильвия, – ты проводник опытный, верно, частенько водил людей сюда... как там Роланд говорил... а, в Заповедник! И что, ни разу не хотелось из Серебряного Куба выпить?
     – Или тебе и одному хорошо? – продолжала пытать их провожатого Анна.
     «Было и одному хорошо, – про себя отметил дон Педро. – Пока не встретил одну очень приставучую, но смелую и решительную леди». Вслух он, конечно, этого не сказал. Засмеют. Ишь чего удумал: где он – простой путник и работяга, а где – принцесса!
     – Так вот, – не дождавшись ответа от Педро, подвела итог «решительная леди», – из особых пожеланий у нас только одно – благополучно до Куба добраться.
     – И при этом чтоб больше никакие лешие и кикиморы нам путь не преграждали, – помрачнела Эля. – Как вспомню этих боелягушек! Бр-р-р!

     Вечер был хорош. И даже Август, пропевший заупокойным голосом балладу, заканчивающуюся фразой: «Друзья, забудем о плохом! Ведь завтра может мы умрем», не испортила им отличного настроения.
     Костер тушить и ворошить не пришлось – сам погас. К утру замерзли все и прогнозируемо разбились по парочкам.

     Чем меньше оставалось идти до цели, тем больше нервничали путники. В первую очередь, конечно же, это касалось принцесс. Они то разражались истерическими смешками, то шипели рассерженными гусынями на не вовремя взявшегося за гитару Августа, то умоляли дона Педро ускорить шаг.
     Август и Роланд, коротко посоветовавшись с проводником, разошлись по флангам, сославшись на необходимость дополнительной охраны принцесс. По факту же они просто не знали, как себя вести с этими «гончими» в человеческом виде, почуявшими желанную добычу.

     Наконец дон Педро поднял руку и коротко свистнул, подзывая всех.
     – Вы слышать? – обратился он ко всем. – Это есть чудовище. Оно охранять Серебряный Куб. Говорят, оно пришло из Верхнего мира. Я слышать, как некоторые называть их «машина для копания земля». Чудовище рычит, плюётся сзади чёрным дымом, а спереди у него одна рука. Глаз у него четыре, по одному на каждую сторону квадратной головы.
     – Какие еще чудовища? – возмутилась леди Элеонора, – не хочу я больше никаких чудовищ!
     – Вот только не надо падать в обморок, сеньорита Эля! С вами трое мужчин, которые смогут защитить вас от любых чудовищ.
     – Это правда, Роланд? – Сильвия развернула парня к себе.
     – Мнэ-э-э-э… – протянул тот. – Полагаю, ваше королевское высочество…
     – Просто Силь, Роланд!
     – Хорошо, ваше… Силь. Мой бунтарский дух второй день зовёт меня на подвиги во славу моей принцессы! Можете рассчитывать на меня!
     – А я спою ему самую лучшую из своих баллад, – горделиво высказался Август, – и оно пропустит нас к охраняемому сокровищу!
     – А я тебя поцелую, Педро! – смело заявила принцесса Анна, глядя тому прямо в глаза, и тихонько улыбнулась, наблюдая за тем, как у проводника сначала заполыхали уши, потом шея, а потом он весь стал красным, как помидор.

     Охотники за любовным напитком на цыпочках стали подкрадываться к рычащему чудовищу, стоящему на полянке. Вблизи оно, действительно, выглядело очень страшным: вместо ног у него были широкие блестящие полосы, голова, как и говорил дон Педро, была почти полностью прозрачная, впереди – железная многосуставчатая рука с огромной ладонью, в которую вошла бы, наверное, пятая часть дворца любой из принцесс. И оно действительно рычало и мелко подрагивало, как будто готовилось напасть на людей.
     – Мадонна! - зачарованно воскликнул дон Педро. – Оно быть немного меньше в прошлый раз...
     – А сейчас оно просто огромное, да? – не удержалась Эля и в панике хлопнулась в обморок.
     Роланд палочкой чертил на земле какие-то закорючки.
     – Теоретически, – рассуждал он, похоже, сам с собой, – если сила воздействия не равна силе противодействия...
     – Что ты там бормочешь? – склонилась над рисунком леди Сильвия. – О, да не так надо! А вот как...
     – Педро, готовься к драке! – невозмутимо отдала приказ леди Аннет.
     – Мы все умрем, – печально подвел итог Август.
     – Когда-нибудь обязательно, но не сегодня! – Анна была настроена решительно. – Сегодня я во что бы то ни стало должна добраться до куба. – Вперед!

     И леди Анна не была бы собой, если бы не запустила в чудище первое, что под руку попадется. Попался камень. Довольно увесистый. Камень благополучно долетел до стеклянного глаза чудища и стукнулся об него. Глаз разлетелся вдребезги!
     – Ага!!! – завопила леди Сильвия. – Мочи одноглазого!

     Остальные осмелели и пошли прямо на чудище, благоразумно оставив леди Элеонору на попечение Августа.
     Однако когда до жуткого чудища оставалось всего несколько десятков шагов, оно внезапно, закашлялось, снова взревело, выбросило густой клуб вонючего черного дыма... и вдруг замолкло. Совсем.
     Стало так тихо, что слышно было, как Август берет минорные аккорды дрожащей рукой.
     – Оно что – умерло? – вкрадчиво поинтересовалась Сильвия.
     – Ага, – хохотнул Роланд, – Анна его ранила. А завывания нашего певца добили его окончательно.
     – Вива Анна и Август! – провозгласил дон Педро. – Я пойти проверить.
     Чудовище не пошевелилось, даже когда Педро три раза обошел вокруг него.
     – А где же Куб? – вопросила очнувшаяся и подошедшая вместе с Августом Элеонора.
     – Нам нужно срочно из него выпить! – подхватила Сильвия.
     – Знаете, – выдохнула Аннет, – я уже готова просто выпить.
     – Стаканчик текила? – любезно предложил несносный проводник.
     – И мне! – подхватил Роланд.

     Дон Педро и процессия обогнули железного монстра, стараясь держаться от него подальше, спустились в небольшую низину к роднику, тоненькой струйкой бившего из-под камней. Возле него стояла обычная жестяная кружка, каких полно в домах бедняков во всех ближайших Королевствах.
     – Это и есть Серебряный Куб? – ужаснулась леди Аннет.
     – Си, си, – закивал Педро, а сам нахлобучил сомбреро по самые брови, почти полностью скрыв за ним лицо.
     – Пить из одной кружки? – возмутилась леди Сильвия. – Это как-то негигиенично.
     – А я не буду пить, – выдала вдруг леди Элеонора.
     – Элька, ты чего? Песней про смерть наслушалась?
     – Ага, думает: выпьет и... это... того...
     – А вот и не угадали, – улыбнулась принцесса. – Просто я уже своего принца выбрала. И другого мне не надобно.
     Все дружно уставились на Августа. Тот судорожно подкручивал колок от гитары.
     – Вот этого? – в один голос удивились принцессы.
     Эля гордо кивнула.
     – Да-а, зная твоего папеньку, – сказала Сильвия, – быть ему, в лучшем случае, придворным музыкантом.
     – А твой-то! – Элеонора возмущенно тряхнула пепельными локонами. – Думаешь, твой отец примет Роланда обратно в советники? Жди, не дождешься!
     – А мой нас с Педро просто выгонит, – мрачно резюмировала Аннет.
     Педро посчитал это заявление достаточным поводом, чтобы самому обнять и поцеловать Анну.
     – Выходит, ты тоже не будешь пить, Силь? – поинтересовался Роланд у принцессы.
     – Не буду, – подтвердила леди Сильвия.
     – И я не буду, – сказала леди Аннет и с обожанием посмотрела на своего дона.

     – Предлагаю все же вернуться в наши Королевства и выдвинуть ультиматум, – как обычно мудрёно и сбивчиво начала объяснять Сильвия. – Объявим родителям, что так, мол, и так, а мы, наконец, подыскали себе мужей. Отнюдь не принцев, но если это кого-то не устраивает, выбирайте: или мы вместе с ними или ваша спокойная жизнь без нас.
     – Я не понял значение слова «ультиматум», но в остальном звучит красиво, – одобрил Август. Особенно мне понравилось выражение «жизнь без нас».
     – Идти обратно, я немного задержаться и вас догонять, – сказал дон Педро Анне.
     – Зачем это задержаться? – уперла руки в боки принцесса.
     – По естественным э-э... причинам. Хочу замочить... промочить железного монстра.
     – О! – только и смогла вымолвить Анна.

     Они, разбившись по парочкам и обнявшись, зашагали обратно по направлению к Королевствам. А дон Педро подошел к кособокой железяке и негромко свистнул. На свист откуда-то из-под бока чудовища вышел человек в красной клетчатой рубашке с платком на голове.
     – Ну, Петька, ну ты даешь! – восхитился он. – Так понравилось в Нижнем мире? Остаться решил?
     – И не говори, Саш. – Мир, отстой, конечно. Но Анька... Я как увидел ее в прошлый раз, так все, думаю, финита ля комедия. Допрыгался, вообщем. Целый год ее пасу! Байку про Серебряный куб придумал, слух в народ пустил. А она же такая... настоящая принцесса! А как она метко целится, ты бы видел!
     – Да я видел вообще-то! Еле из кабины трактора успел выпрыгнуть! Так что с тебя, Петька, еще сотня камушков за возмещение морального ущерба!
     – Держи, скряга ты эдакая! – бывший проводник сунул Саше увесистый мешочек. – Ты мне лучше скажи, где ты этих олухов откопал?
     – А, Роланда с Августом? А это – профессиональная тайна! – тут он заржал так, что посыпались осколки из кабины. – Но выгорело же дело – пришлись по душе строптивым девицам, верно? Я свою работу знаю, не сомневайся. Хотя принцессам так трудно угодить...
     – Э! Хватит цену себе набивать! Свое уже получил и будет. Вали, давай, Саш!
     – И ты отчаливай, Петь!
     – Пе-еть!
     – Чего еще?
     – Спросить хотел: зачем ты эту шляпу дурацкую нацепил? В придачу к усам и акценту?
     – Да все просто: здесь к иностранцам относятся уважительнее, чем к аборигенам. Меня поэтому принцессы и наняли – за диковинку сочли, – он подмигнул, – а нам того и надо!

     И Петька, он же Педро, насвистывая, пошел догонять удаляющуюся компанию. Определить направление их движения было несложно, потому что Август, не иначе как на радостях, горланил во всю глотку:
     – Жил без вас так много лет,
     Что собрался на тот свет...

79 комментариев - Оставить комментарийPrevious Entry Поделиться Next Entry

Comments:

От:qqqsss
Дата:Март 27, 2017 06:56 am
(Ссылка)
А все турпоходы эти ваши!
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 07:01 am
(Ссылка)
А чочо © турпоходы? Типа, сходил - женись? :-)))
От:vera_malvero
Дата:Март 27, 2017 07:58 am
(Ссылка)
Зачиталась и ухохоталась :))
Менестрель оптимист, однако :))))
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 07:59 am
(Ссылка)
Есть немножко. Но его перевоспитают и железной рукой поведут к счастью! :-))
От:darkmeister
Дата:Март 27, 2017 10:12 am
(Ссылка)
Сказка отличная. А вот избранников себе принцессы чегой-то фиговеньких нашли. Впрочем ладно, их проблемы.
:)))

А насчёт турпоходов Трис правильно говорит, там оно всё и случается.
:)
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 10:16 am
(Ссылка)
Спасибо, Темнейший! :-))
А у принцесс всё не как у людей. Понавыбирают нестандартных, а потом жалуются :-))
И ничего в турпоходах не случается, наговариваете вы оба на них! :-)))
От:dedyshka_au
Дата:Март 27, 2017 02:01 pm
(Ссылка)
Точно, точно. Совместный поход - он объединяет :)
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 02:03 pm
(Ссылка)
Вот и попадайся принцессам под ногу: мявкнуть не успеешь, захомутают, женят и всё. :-))
От:xenia_ok
Дата:Март 27, 2017 03:57 pm
(Ссылка)
Да, даже принцессам непросто устроить личную жизнь...
Очень актуальная сказка получилась ;)
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 03:59 pm
(Ссылка)
Спасибо, Оксана! :-))
И кстати, видны аллюзии на "Пикник на обочине" или?
От:mutera_tanya
Дата:Март 27, 2017 05:07 pm
(Ссылка)
никак весна на всех влияет. Все на природу норовят выбраться. И принцессы и доны Педры. :)))
От:prizrak_spb
Дата:Март 27, 2017 05:43 pm
(Ссылка)
Да ваще. И давай жениться все подряд. :-))
От:kurlapas
Дата:Март 29, 2017 12:35 pm
(Ссылка)
Аааа, урааа, наконец-то!
Наконец-то я её прочитала!
Сказка - огонь!
Рома, вы с Машей такие молодцы! Молодчуги!
Очень здорово получилось! С юмором и жизненно!
От:prizrak_spb
Дата:Март 29, 2017 12:37 pm
(Ссылка)
*раскланивается*
Таки спасибо, Катюш! :-)
У Маши отметься, а то она скромничает. :-))
От:zarajsky
Дата:Апрель 14, 2017 06:17 pm
(Ссылка)
От шельмы :))))
От:prizrak_spb
Дата:Апрель 14, 2017 06:20 pm
(Ссылка)
Да, прЫнцессы - они такие. Правда, сказка, как всегда, заканчивается на том, что "честным пирком.."
А потом начнётся: "И что, ты своими балладами много заработаешь?" или ваще Петькин обман вскроется?