Tags: миниатюры

базилио

Легенда города N.

Текст участвует в проекте № 158 «День городских легенд-2» в Заповеднике Сказок.
Заповедник Сказок

Что тут быль, а что легенда - не мне судить. Кто знает, что было, что нет...

Однажды компания прыщавых безусых юнцов, сидя с ногами на скамеечке во дворе свежепостроенного человейника и потягивая из двухлитровой "торпеды" дешевое пивко, не торопясь рассуждала, где бы нарыть побольше "фантиков", причём желательно так, чтобы не огрести по шее. Ну а если огрести, то не так уж и сильно.
– Слы, бро! – цыкнув длинным плевком, пробормотал один из них. – А чо если спамерами заделаться? Кроме компа ничо не надо, сиди себе, клацай по клавиатуре. Мне тут кореш один базлал намедни, что спамеры почти в золоте купаются... А то раён у нас чо-та тухлый стал, никого на гопа уже не возьмёшь... Сивый, у тебя же комп есть, ы?
Сивый пожал плечами, приложился к баклажке и коротко ответил:
– Половина – моя.
– Да ты чё, опух, жлобяра? – тут же взвился главарь. – Пятой доли хватит!
– ОК. – ещё более лаконично отозвался Сивый.
– Ребята, – робко влез в разговор недавно примкнувший к компании, но отчаянно пытающийся казаться бывалым, Чека. – А мне вот тут дядька мой, сисадмин в крупном банке, случай рассказал, говорит, на самом деле было. А я вот думаю, что это обычная легенда. Правда страшноватая...
Collapse )
базилио

Мой Петербург, мой Ленинград.

Текст участвует в проекте № 157 «День качелей судьбы» в Заповеднике Сказок.
Заповедник Сказок



Пётр Исаакиевич кое-как открыл глаза. Было темно, в голове мела сонная позёмка. Пожевав каменными губами, он негромко выругался, помянув в одной фразе погоду, мосты, через которые не вдруг доберёшься на работу и с неё, и почему-то львов с золотыми крыльями, просто подвернувшихся под язык. Тонкий растущий месяц, до того озарявший Петра Исаакиевича неярким светом, тут же испуганно задёрнул шторку из облаков, заодно прикрыв ею и россыпь игриво перемигивающихся звёзд.

Скрипя деревянными суставами, Пётр Исаакиевич смахнул с гладких жестяных крыш и вант подвесных мостов нанесённый за ночь снежок, кое-где уже начинающий подтаивать под лампами кованых фонарей, потопал быками мостов, ломая тонкий лёд ласково увивающейся вокруг Реки, и прочистил горло. В раздавшемся хрипе можно было разобрать "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция ...". Распрямил лучами улицы и проспекты, которые по примеру старой подруги попытались было свернуться кольцами, покачал головой над непослушными шпилями соборов, ночью опять старавшихся прорвать головами свинцово-серое облачное одеяло. Почесал за ушком вытянувшуюся за какие-то 2-3 года юную акселератку, как-то очень быстро ставшую своей, но по-прежнему слегка дичащуюся и поэтому не подходящую близко.

Пётр Исаакиевич работал Collapse )
базилио

Миниатюры по картинкам - 30

Очередные миниатюры по картинкам художницы Марии Курковой, с творчеством которой можно ознакомиться (и приобрести их) тут и тут.


Медведь икнул и попытался подальше забиться под кровать... "Зачем я вчера по пьянке спёр у неё карандаш и разрисовал граффити всё её дупло..." - мелькнула в опилках шальная мысль.
– И бусики любимые порвал! Вот гад какой, а... И ситечко моё для чая прихватизировал. Мол, Эллочка, людоедочка, Сова, подари... – наливаясь тёмной злобой, думала Сова, долбя в дверь лапой, на которую ради такого случая была нацеплена позаимствованная у Кенги железная ваза для цветов. Откуда и когда она появилась у Кенги - не знал даже сам Кристофер Робин. Гулкие звуки разносились по всему Зачарованному Лесу. Выглянувший на шум Иа пробормотал:
– Жалкое зрелище.... Душераздирающее зрелище...
Collapse )
базилио

Дуракаваляние о девайсах

– Ай, аккуратнее!!!
– Ой, простите, пожалуйста! – молодой человек, случайно толкнувший девушку, державшую свой смартфон подобно блюдечку купчихой на небезызвестной картине Кустодиева, продемонстрировал чудеса реакции и поймал устройство у самого пола вагона метро, после чего с лёгкой улыбкой вручил его владелице и исчез за закрывающимися дверьми.
"Следующая станция - Площадь Ленина" – объявил бездушный металлический голос. Девушка, фыркнув, вновь уткнулась в экран...
А на экране вместо наперегонки сменяющих друг друга уведомлений из фейсбука, вконтакта и прочих ̶б̶о̶г̶о̶м̶е̶р̶з̶к̶и̶х̶ ̶с̶е̶т̶е̶й̶, несомненно, важных и интересных вещей, струилась прямая линия, изредка прерываемая неровными всплесками, чем-то похожими на кардиограмму.
Девушка безуспешно потыкала наманикюренным пальчиком в экран и прошипела в пространство: "Ка-з-з-зёл!", обратившись к исчезнувшему в шуме большого города юноше.
И лишь смартфон, схватившись виртуальной ладошкой за неровно "бьющийся" кристаллик процессора, ничего не сказал. Перед его мысленным взором проносись гигабайты сообщений, сотни однотипных фотографий, десятки сетей вай-фай, к которым он когда-то подключался и многое-многое другое...
базилио

Внезапный миник

Внезапно нарисовавшаяся миниатюрка по картинке Юлии Сдобновой.

Слепленный на дальнем краю детской площадки снеговик отчаянно скучал: "демиурги" почему-то позабыли его. Тропинка была уже почти полностью засыпана снегом, а тихо покачивающиеся ветки спящих деревьев наводили на него белую, как и всё вокруг, тоску...
Со стороны неярко светящего зимнего солнца к нему подошли, слегка покачиваясь трое мужчин, распространявших вокруг себя не очень приятный запах. Снеговик тихонечко поморщился.
Мужчины переглянулись и один из них, собрав немного снега в ладони, прилепил к "животу" Снеговика некое подобие подставки и поставил на неё несколько бутылок. Затем, хохотнув, сказал двум другим, следившим за его действиями с недоумением:
– Вот! Бармен! Сейчас нашу амброзию охладит.
Снеговик молчал. Молчал он и через час, когда большая часть бутылок была опорожнена, а мужчины, повышая голос и перебивая друг друга, спорили о каком-то "категорическом императиве" какого-то "Канта". Молчал он и два часа спустя, когда набежавшая на пол-неба туча просыпалась реденьким снежком, а спорщики наконец разошлись по практически идеальным синусоидам, оставив ему на "подносе" пять разноцветных и разнокалиберных бутылок...
Снеговик передёрнулся, кое-как собрал жалобно дзинькнувшее стекло в охапку и, наклонившись, поставил его на землю.
И замер...
В лучах заходящего солнца снежинки через разноцветное стекло казались то падающими с неба бриллиантами, то волшебными бабочками, каждое мгновение меняющими цвет, то... Снеговик даже не мог подобрать слов для той красоты, которую он видел....
Он сгрёб волшебные стёкла в охапку, кряхтя повернулся телом на восток, закрыл глаза, и заснул, с нетерпением ожидая восхода солнца и надеясь вновь посмотреть на волшебный мир, открывшийся ему благодаря обычным выпивохам...
базилио

Продолжение большого пути - 2

Продолжение большого пути - 2
Начало.
Продолжение.
От резкого взлёта у Кузи заложило уши. Щенок закрыл глаза лапами, успев, однако, заметить, что Синий Птиц выглядит не лучше: ему тоже не приходилось взлетать так резко и летать так высоко. Маленький Дракончик хихикнул:
– Не бойтесь. Это еще не так страшно. Мама ведь помнит, что у неё на спине трое детей.
– Я не деть! – попробовал было возмутиться Синий Птиц. – Я знаешь, где бывал, знаешь, что видел?
Очередным порывом ветра его чуть было не снесло со спины мамы-Дракона и поэтому он счёл за благо замолчать и вцепиться в её чешуйки крыльями, лапами и, кажется, даже клювом.
Кузя же от страха не слышал половину того, что пытался рассказать ему дракончик, да и остальные слова относило ветром, свистящим у них в ушах. Такого сильного ветра он никогда не чувствовал, даже когда ездил со Степаном Ивановичем на рыбалку и высовывал голову в открытое окно машины.
– Долго нам еще лететь? – слабо пискнул он.
Дракончик опасно свесился вниз, понаблюдал и, что-то посчитав на когтях, неуверенно сказал:
– Квадрантов десять. А может двадцать…
Collapse )
базилио

Продолжение большого пути

Начало - здесь.

Пока Кузя бежал, небо внезапно затянуло тяжёлыми тучами, подул резкий холодный ветер, который, казалось, пытался забраться щенку под его шёрстку, наверное, для того, чтобы погреться об его горячее тельце. Хлынул, пытаясь сбить невольного путешественника с ног, ледяной дождь.
Кузя, забежав в подворотню, в очередной раз заплакал от холода и голода. Идти ему было некуда, кого-то знакомого, сами понимаете, у него здесь, в этом негостеприимном городе, не было и быть не могло.
Дрожа всем телом, он тихонько поскуливал, с угасающей надеждой смотря на проходящих мимо мокрых людей, которые, впрочем, были погружены в свои мысли и спешили поскорее попасть в свои тёплые и сухие квартиры.
Collapse )
базилио

Начало большого пути

– Пока, пока! Приезжайте ещё, будем ждать!
– До встречи!
– В добрый путь!
Машина семьи Бобриковых, фыркнув бензиновым дымком, отъехала от загородного дома четы Смирновых и, мигнув на прощание стоп-сигналами загруженного прицепа, растворилась в утреннем тумане, накрывшем село Добрынино.
Степан Иваныч Смирнов, его супруга и дети ещё какое-то время стояли около дома, махая руками вслед старым друзьям, которые приезжали к ним на недельку погостить. Наконец, слегка продрогнув, глава семьи предложил поставить самовар и отведать чайку.
– А заодно и псарню нашу накормить надо. – сказал он. Так Степан Иваныч в шутку называл двух щенков, которых однажды обнаружили у калитки Тима и Маня, их детишки, которые «вечно тащили в дом всякое зверьё», коего в окрестных лесах было предостаточно. Так, однажды они притащили к дому целый выводок ежат, которых нашли на опушке. В другой раз «гостем» стал вывалившийся из гнезда кукушонок. В третий… Наверное, проще перечислить, тех, кто не побывал у них в доме. Александра Фёдоровна только тяжело вздыхала, глядя на периодически пополняющийся «зоопарк». Все её увещевания о том, что диким зверям нужно жить на воле и что они могут погибнуть после того, как привяжутся к людям, пропадали втуне.
Collapse )
Хочу поверить

С новым годом!

Рецепт для Парада новогодних сказок Заповедника Сказок выдан самой мартышкой Матильдой в лице нашего фельдмаршала rualev.
Главный ингредиент - находка.
Вспомогательные - чудо № 1, 2, 3.
Прочее - Нева, случайная встреча.

Итак...
Однажды уже знакомого вам Ивана Иваныча Иванова за каким-то бармалеем под самый новый год занесло в центр его родного города. Ёжась от ласково треплющего его седые "кудри" и забирающегося под куртку (наверное, чтобы погреться) декабрьского ветерка, заигрывающе швыряющего ему в лицо горсточки ледяной крупы (вероятно, чтобы навести здоровый румянец на бледные щёки), он, по обыкновению, тихо ругаясь сквозь зубы, шёл по набережной Невы и исподлобья посматривая на зазывно (а на самом деле - раздражающе) мигающие мерзко-синими украшениями рестораны и кафе, и мечтал о кружечке коньячку стаканчике вкусного глинтвейна Collapse )
базилио

Продолжение приключений жителей дворика

Наверное, вы уже читали про жителей одного дворика. А если нет - то
вот.

Так вот, голубь Серыш опять взялся за своё...

– Миа-а-а-а-ау-у-у!!!!
Вопли падающих Мяуса и его супруги оборвались...
Collapse )